Не обесценить и не предать забвению




У каждого блокадного ребёнка своя история детства. На долю детей военного периода легли тяготы, которые они несут с собой на протяжении всей жизни. Они рассказывают о страшных днях войны, переживая раз за разом то, что им пришлось испытать. И даже спустя десятки лет после победы, многие ищут могилы своих родных.

Историю маленькой девочки с улицы Бармалеева знают многие. Иванова Ирина Борисовна, почетный житель Всеволожска, хранит свои детские воспоминания и передаёт их ныне живущим. Для того чтобы люди знали, какой ценой жители блокадного города смогли выжить. То, что пришлось пережить Ирине Борисовне, трудно представить.

Семья маленькой Иры не смогла эвакуироваться, опоздали на эшелон и остались в Ленинграде.

Девочка вместе с мамой, бабушкой и тетей жили на улице Бармалеева Петроградской стороны. Это было страшное время. Как вспоминает Ирина Борисовна, на глазах Ленинград превращался в одну большую могилу. Люди, изможденные голодом, падали на землю и больше подняться не могли. Она помнит, как ходила за водой на Неву, помнит, как стояла в очереди за кусочками хлеба, помнит, как на ее глазах умирали ее близкие люди. 6 февраля 1942 года умерла тетя, 25 февраля умерла мама, 8 марта не стало бабушки. В суровую зиму 1942 года Ирина осталась одна и провела 10 дней среди мертвых родных в промерзшей квартире. Ирину нашли 18 марта добровольцы первого созданного в блокадном Ленинграде комсомольского бытового отряда и отправили в распределитель. Через три месяца девочка была вывезена по Дороге жизни в детский дом Ярославской области. Ирина Борисовна не помнит, как её нашли в холодной квартире на Бармалеева. Позже она узнала, что девушки из бытового отряда сразу не заметили укутанную в сто одежд девчушку, лежавшую с телом матери, и поначалу даже ушли из квартиры, но что-то их заставило вернуться, чтобы еще раз проверить, так и спасли они маленькую Иру от смерти. Очнулась девочка в детдоме. С того момента началась ее другая жизнь, страшная, но не обреченная. После окончания войны бабушкины знакомые, проживавшие в городе Всеволожске, взяли 12-летнюю девочку под опеку.


Больше сорока лет Ирина Борисовна искала спасших ее девушек. И нашла их только в сороковую годовщину снятия блокады. А потом она проведёт с ними 20 лет, работая в одной упряжке при музее истории молодежных организаций, расположенном на ул. Торжковской, 30. Надежда Гусева, Полина Догадаева и Екатерина Маркова спустя много лет станут для Ирины Борисовны самыми дорогими друзьями.

Ирину часто сравнивали с Таней Савичевой, потерявшей в дни блокады всю семью.

Дневник, который вела Таня, заканчивается словами «Осталась одна Таня…». Ирина Борисовна считает, что таких историй, как у нее и Тани Савичевой, много. Кого-то успевали спасти, большинство же детей умерли от холода и голода. Но мало кто знает, что история с Таней Савичевой имела продолжение. Ирина Борисовна называет эту историю «компроматом».

Нашлись журналисты, которые стали раскручивать историю о том, что у Тани Савичевой умерли не все, двое из четырех Таниных братьев и сестер пережили войну. Газетная статья в одном из номеров «АиФ» поведала, что в Ленинградской школе на одном из уроков памяти девочка по имени Светлана заявила учителю, что история Тани Савичевой неправдивая, что у Тани умерли не все, что Таня Савичева является её двоюродной бабушкой.

Статья, попавшая в руки Ирины Борисовны, потрясла её, ведь теперь нужно иметь документальные подтверждения того, что пережила маленькая Ира. Чтобы никто не смог обесценить её историю жизни и усомниться в её правдивости. Нужно найти свидетельства о смерти мамы, бабушки и тети с теми датами, которые она знала. Несмотря на почтенный возраст Ирина Борисовна начала долгую бюрократическую эпопею. Понятно, что со слов родственников о смерти близких писать свидетельство о смерти никто не будет, а в блокадное время таких бумаг не давали. Да и кто будет давать полумертвой девочке документы о смерти ее родных? Долгое время Ирина Борисовна искала могилы своих близких. Делала запросы, составляла цепочки и рылась в архивах.


В итоге она добилась, чтобы в «Книгу памяти» Пискаревского мемориального кладбища были внесены имена близких ей людей.

Также на руках Ирины Борисовны имеются свидетельства и номера мест захоронений в братских могилах.

При обращении в загс собранных доказательств оказалось недостаточно, пришлось обращаться в суд. Городской суд стал делать запросы, и из каких-то далеких архивов пришёл документ о том, что бабушка Иры умерла не 8 марта, а 20 марта. Но, как известно из свидетельств, маленькую Иру нашли среди умерших родственников 18 марта. Получается, что бабушка либо была жива, что невозможно, либо кто-то ошибся в датах, либо 20 марта считается днем не смерти, а датой выноса бездыханного тела.

Эта нестыковка сильно волнует Ирину Борисовну, ведь если следовать найденным документам, ее история подвергается сомнению. И что теперь считать истиной? На сегодняшний день дело будет рассмотрено в пятый раз. Опять будут поднимать документы, сравнивать свидетельства и даты, чтобы сделать заключения для выдачи свидетельств о смерти.


Ирина Борисовна намерена отстаивать свою правоту во всех инстанциях, ведь для нее это важно. Это её жизнь, ее честное имя и ее бесконечно трагическая история. Та, которую невозможно переписать заново, та, которая исчисляется каждой блокадной минутой.

Анна Кверель



 
 КОНТАКТЫ РЕДАКЦИИ
  • Тел.: 8 (81370) 25-900, +7(965)797-58-25
  • E-mail: 5788499@mail.ru
  • Адрес редакции газеты: 188640 г. Всеволожск, ул. Сергиевская дом 122 (схема проезда)



Газета «Всеволожск Городская жизнь» © 2013-2022.      Разработка сайта - artel.spb.ru   Карта сайта